?

Log in

No account? Create an account

Мои твиты

Tags:

Мои твиты

  • Сб, 22:10: RT @DrOakley1689: Unpopular but necessary thought: If you are blessed to have a good, faithful minister of the word he has spent a good dea…
  • Сб, 22:11: RT @DrOakley1689: seriously: what preparations are you making to be ready to be ministered to? Or is Sunday worship just an afterthought, t…
  • Сб, 22:11: RT @DrOakley1689: What a blessing it would be for your pastor if you arrived for services prepared and expectant, with an obedient heart an…

Tags:

Мои твиты

Tags:

Мои твиты

Tags:

Мои твиты

Мои твиты

Tags:

Любой опытный исследователь согласится с тем, что хорошо написанная рецензия – это очень полезный источник информации. Тем не менее, написание рецензии – это наука и искусство, которыми овладевают немногие ученые, не говоря уже о студентах. Я как человек, преподающий методику написания исследовательских работ семинаристам, всегда нахожусь в поиске хороших (и плохих) примеров, которые могут служить для студентов образцом того, как следует (и не следует) писать рецензии на книги.


К сожалению, рассматриваемый ниже пример является скорее примером негативным, чем позитивным. К слову, Владимир Яким, с которым я знаком лично, кажется мне остроумным и образованным братом, талантливым исследователем и преподавателем, поэтому, увидев его имя и фамилию в конце данной рецензии, я был немало удивлён и разочарован.

Что ж, приступим? Первое, что бросается в глаза при прочтении рецензии на книгу «Вестники Царства», – это небрежность в её оформлении. Публикации, претендующей на академический уровень, не к лицу такие очевидные ошибки. Правда, не знаю, кто в этом виноват больше: автор рецензии или редактор журнала. К примеру, на первой же странице мы встречаем «съехавшие» еврейские шрифты, перевернутые в обратную сторону. Такое, конечно, бывает, но всё-таки это вовсе не солидно. Несколькими строками ниже рецензент укоряет автора в поверхностном обзоре терминов, без использования справочной богословской литературы, приводя в пример NIDOTTE и TDOT. Эти аббревиатуры он пытается расшифровать в подстрочных сносках, но просто дублирует библиографическую информацию о последнем (притом дважды и разным размером шрифта). Если бы это была рецензия, которую мне сдал студент, на данном этапе я бы пришёл к выводу, что работа была написана в спешке или в полусонном состоянии. Я прекратил бы чтение и отправил бы её на доработку.

Справедливости ради стоит отметить, что упрек в отсутствии ссылок на NIDOTTE и TDOT выдает либо предвзятость автора рецензии, либо поверхностное знакомство с обсуждаемым предметом, либо и то, и другое сразу. Во-первых, внимательный читатель найдёт ссылки на различные словарные статьи из обоих источников в библиографии «Вестников Царства» (см. с. 349, 351), из чего можно заключить, что автор книги с этими источниками прекрасно знаком. Во-вторых, непосредственно в том разделе, в котором рецензент хотел бы увидеть таковые ссылки, их отсутствие может объясняться тем, что содержащаяся в данных источниках информация не оказалась полезной для целей автора. В-третьих, в этом самом разделе о терминах, обозначающих пророков, есть ссылки на более фундаментальные лексикографические источники, которые служили основанием для авторов статей в богословских словарях, а именно: HALOT, BDB и Lane E. W. An Arabic-English Lexicon. Помимо этого, есть ссылки на другие академические источники: The World and the Word: An Introduction to the Old Testament / Eds. Eugene H. Merrill, Mark F. Rooker, and Michael A. Grisanti (Nashville: B&H Publishing, 2011) и Harrison R. K. Introduction to the Old Testament (Peabody, MA: Hendrickson, 2004). Издание The World and the Word является более современным, чем NIDOTTE, а один из его редакторов, Michael Grisanti, является автором многих словарных статей в NIDOTTE. Удивительно, что рецензент обо всем этом умалчивает, создавая впечатление, как будто бы книга «Вестники Царства» далека от знакомства с научной литературой.

Нельзя не заметить, как рецензент постоянно укоряет автора в поверхностном анализе и отсутствии подробных ссылок на научные источники, что весьма удивительно с учетом того факта, что сам рецензент не раз говорит о том, что книга рассчитана не на узкоспециальный, а на широкий круг читателей. Следовательно, наличие подробного обсуждения отдельных вопросов, а также частое взаимодействие с актуальной литературой не позволило бы автору добиться заявленной цели. Таким образом, хотя я сам порой не против погрузиться в монографии издательств Brill или Mohr Siebeck, так как автор сам не пытается выдать свою книгу за научный труд, подобного рода обвинения кажутся, мягко говоря, неуместными.[1]

К несчастью, это лишь самый незначительный недостаток данной рецензии. Вторым серьёзным недостатком этой рецензии является то, что критика автора рецензентом нередко нелогична и необъективна. Примером первого служит критика утверждения автора о том, что «пророки несли новое откровение», обоснованием которой является следующее заявление рецензента о том, что это может ввести читателя в заблуждение, так как «послание пророков не могло противоречить Торе». Однако это замечание не вытекает логически из утверждения автора ввиду того, что он не говорит, что пророки «несли противоречащее Торе откровение», а лишь новое. Новое учение не обязательно подразумевает нечто противоречащее уже имеющемуся, поэтому понять претензию рецензента трудно. Подобные безосновательные обвинения рецензента в адрес автора характеризуют сущность его критики. Это заставляет задуматься о двух возможных альтернативах: либо рецензент не разобрался в том, что хотел сказать автор, либо он намеренно извращает взгляды автора, критикуя его за то, что тот не пытался сказать.[2] В любом случае это делает рецензию практически бесполезной.

В лучших традициях высшей критики рецензент подвергает сомнению уместность мессианской трактовки определенных текстов, а также целесообразность их применения к личности Иисуса Христа, называя попытки автора «неаргументированными» и «носящими поверхностный характер». За чем следует череда вопросов, носящих риторический характер, что очевидно из первого: «но, где и когда Иисус назван Еммануилом?» Если только рецензент не отвергает каноничность Ев. от Матфея, то ответ на свой вопрос он найдет в Мф. 1:23. Или взять еще одно заявление рецензента. Ссылаясь на то, что в «Вестниках Царства» утверждается, что Иисус «как Помазанник сочетает в себе роли всех трех помазаний: Он и Царь, и пророк, и священник» (с. 347), Владимир Яким задает вопрос: «Однако где и когда проходил Иисус обряд помазания?» В ответ на это хочется спросить: а рецензент не забыл, на минуточку, что означает греческий термин «Христос» или еврейский «а-Машиах»? Говоря о Спасителе, мы раз за разом произносим термин «Помазанник». Будем ли мы при этом отрицать факт Его помазания, ссылаясь на то, что нам нужно увидеть человеческий обряд? Это выглядит по меньшей мере странно. Видя подобные утверждения рецензента, припоминается пословица: «Слона-то я и не приметил!» То есть самые крупные разделы христианства, включая имя Спасителя, оказались не замеченными уважаемым рецензентом!

Жемчужиной рецензии всё же стоит назвать момент, когда рецензент решил вступиться за израильских лжепророков, чей портрет, по его мнению, представлен автором, как того стоило ожидать, «поверхностно». По какой-то необъяснимой причине автор, несомненно, намеренно умалчивает о том факте, что, как отмечает рецензент в попытке реабилитировать честь и достоинство тех, кто вводил народ Божий в заблуждение, «лжепророки также были патриотами своего царства, желающи[ми] ему блага и процветания». Успешность данной попытки реабилитировать тех, кто пророчествовали, среди прочего, во имя Ваала, надлежит оценить каждому читателю.

К сожалению, подобного рода замечания имеют только вид академизма, силы же его отрекшиеся. Кроме того, в рецензии, в которой я не нашел ни одного положительного замечания о книге, достаточно ясно и недвусмысленно ощущается, мягко говоря, пренебрежительное отношение к историко-грамматическому методу толкования Писания, а также поиску буквального значения. Тем не менее, рецензент, несомненно, желает, чтобы его слова трактовались не как иначе чем согласно его замыслу. В противном случае, заимствуя реплику из небезызвестного Человека с бульвара Капуцинов: «Билли, о чём нам с тобой говорить?» Отказ от историко-грамматического подхода к интерпретации текста ввергает толкователя в пучину неопределённости.

Что ж, остаётся ждать того, пока рецензент не порадует читателей собственным глубоким и аргументированным академическим трудом, доступным русскоязычной аудитории. До тех пор нам суждено довольствоваться этой уникальной, но ущербной по мнению некоторых, в славянском мире книгой, аналогов которой на данный момент не существует.
Николай Лелиовский
Ирпенская библейская семинария
Киев, Украина







[1] Справедливости ради, даже после беглого ознакомления с книгой непредвзятому читателю будет трудно назвать представленный в книге анализ поверхностным.
[2] Кроме того, в книге есть раздел «Взаимодействие пророков с заветом Моисеевым» (стр. 32-35), где подробно разъясняется как раз тот самый факт, что пророки не только не противоречили Торе, но и часто основывались в своих обличениях на завете Моисеевом.

Мои твиты

Tags:

Мои твиты

Tags:

Мои твиты

Tags: